Пророк Мухаммад
Сунна - Хадис
 

Социальная и словесная структура иснада: чье предание


Более чем 1400-летняя социальная сеть знатоков хадисов известнa как система иснад (цепь передачи), которая включает большое количество ученых по всей  широкой географии Ислама. Интеллектуальное исследование  этих ученых известно как наука хадис. Здесь "наука" (аль-‘илм) значит систематическое накопление знаний. Как академическая работа, наука хадис - хотя и простирается глубоко в исламскую культуру и общество -  по-существу является словесной дисциплиной, которая занимается преданиями о Пророке Мухаммаде.  Если Коран - это божественное знание, то сунна Пророка  - основа и живой облик этого знания.

Ислам имеет два основных священных текста или предания, которые органически связаны друг с другом и вокруг которых существуют многогранные традиции интерпретации или переповествования.

Система повествования сформирована социальной сетью, в которой смешиваются пересказчики, слушатели, рассказанный текст и переповествования. Процесс повествования связывает перечисленные факторы с друг другом. Эти факторы, в отношении повествования хадисов, соответственно означают учителя хадиса, ученика хадиса, текст хадиса, переповествование хадиса и цепь повествования хадиса. Данные факторы и взаимоотношения, которые связывают  факторы друг с другом, будут обсуждены ниже в рамках системы повествования или цепи повествования хадисов. {mospagebreak title=Возвратная структура  повествования:}

Возвратная структура  повествования:

"Вы - те, кто слышал меня - передайте мои слова другим; а те, в свою очередь, пусть передадут дальше; возможно последние поймут мои слова лучше." Этими словами Пророк Мухаммад закончил свою прощальную проповедь, которую  он произнес, сидя верхом на верблюде недалеко от Мекки, посреди Аравийской пустыни, во время своего прощального хаджа.   Сахабы, в основном, еще с началом пророчества Мухаммада, согласно этому часто повторяемому слову Пророка, тщательно сохранили в памяти слова, которые они слышали и действия, которые они видели, чтобы передать их своим семьям, друзьям, соплеменникам и, в частности, будущим поколениям. Интересно, могли ли они представить себе , какой вклад внесут их пересказы - снова и снова передаваясь последующими пересказчиками  от востока до запада - в бесконечный социально-словесный шедевр, который образовал цепь повествования хадисов.

Хадис, как возвратная форма повествования, передающая обстоятельства, по поводу которых Пророк Мухаммад говорил или молчал, образовал стимул к формированию цепи повествования. Пересказчики хадисов, представители последующих поколений, старались убедиться в надежности пересказчика, который доставил до них пересказ хадиса, чтобы предотвратить возможные недостоверные повествования. Цепь передатчиков стали именовать иснад, что значит "опора" или "поддерживать." Спустя несколько столетий после смерти Пророка Ислама, цепь передачи значительно выросла. В процессе этого, появились два элемента, образующие новый метод повествования ( цепь передатчиков-санад и текст повествования-матн) и форма хадиса.

Принимая на себя самую жизненную роль в формировании и непрерывности цепи, возвратное повествование связало поколения пересказчиков друг с другом. Без способностей возвратного языка, было бы невозможно связать большое количество пересказчиков в в одну социальную сеть.

Протокол повествования или косвенное выражение тщательно исследовались пересказчиками хадисов из-за их воздействия на подлинность повествования. Существует много выражений, чтобы показать передачу повествования от одного знатока хадиса к другому и, каждое из выражений отражает тот или иной аспект или тип отношений между пересказчиком и слушателем. Например, "я слышал от а..." значит не одно и то же как простое высказывание "от а..." Первое высказывание выражает совместность времени и места, а другое оставляет их неопределенными. Точно так же, "а... сказал мне" это не то же самое что и "а.. сказал." Первое высказывание указывает на прямой и личный контакт, а во втором такой контакт неопределен.

Однако, усилия систематизирования и категоризирования протокола косвенного повествования не получили единогласной поддержки пересказчиков. Вместе с этим, иснад и хадис были классифицированы согласно выражениям, используемых для определения косвенного повествования. Например, известный автор самой престижной книги хадисов Бухари думает, что выражения в косвенном повествовании указывают присутствие и пересказчика и слушателя в одном месте и, исходя из этого, утверждает, что повествование должно быть прямым, поскольку это единственный метод для определения достоверности хадиса. Поэтому, для большинства, которые используют более слабые критерии, его критерии являются труднодоступными. {mospagebreak title=Содержание, форма и распределение цепи повествования:}

Содержание, форма и распределение цепи повествования:

Как содержание и форма повествования могут быть связаны с расширением цепи повествования? Хадисы, легкозапоминающеся выражения и повествования состоят из коротких предложений, которые склонны к более широкому распространению, чем длинные прозаические тексты с простым содержанием и тексты, содержащие юридические предписания. Не добавляя причинную или хронологическую связь, хадис обладает формой, подобной короткому эпизоду или моменту из жизни Пророка. Что пытались осуществить знатоки хадисов развивая такую форму?  Какое значение несет форма повествования хадиса? Прежде всего, эта форма повествования питает идентичность знатоков хадисов, выделяя их от ученых, которые воспроизводят другие формы повествования. Разъединенная, незапланированная и беспорядочная форма хадисов отделяет пересказчиков хадисов от других групп, интересующихся хадисами как историки и биографы, сфера занятия которых позволяет им представлять свои работы в более упорядоченном хронологическом  порядке. Однако, такого вида повествования привлекли внимание публики, так как эти повествования придавали особое значение преданиям о Пророке. В этом отношении, неудовольствие, которое чувствуют некоторые знатоки хадисов к писателям и даже историкам и защитные реакции других относительно истории - известная сторона исламской интеллектуальной истории.

Хронологический порядок не являлся основным интересом знатоков хадисов. Линейное время ни в коем случае не являлось существенной частью хадисов для пересказчиков ранней эпохи, потому что это понятие вошло в арабскую культуру только во время досточтимого Омара, который положил начало мусульманскому летоисчислению.

Что более важно, можно заметить прагматическое беспокойство проявляющееся в форме хадиса. Разъединенное повествование имеет структуру, которую очень легко вспомнить и пересказать; легко остается в памяти и более подходит для функционирования устной части мозга. Таким образом, разбитый на части текст легче распространить. В этом отношении, я думаю, что хадис обязан разъединенной структуре за свою распространенность. Если бы хадис имел форму длинного, объединенного и одного текста, они были бы доступны только для отдельной группы ученых, обладающих усердием и возможностью работать над ними. Наиболее распространенный хадис обычно известен как "мутаватир". Если это верно, то можно предположить, что пересказчики, держащие в памяти легкозапоминаемые хадисы будут иметь больше успеха.{mospagebreak title=Появление системы иснад:} 

Появление системы иснад:

Вопрос о том, что послужило причиной возникновения цепи повествования хадиса до сих пор ждет рассмотрения с социо-культурным подходом. Невозможно дать полноценное объяснение на этот вопрос, так как уровень наших нынешних знаний недостаточен. Фактически, тысячи рукописей, которые могли просветить этот вопрос, рассеяны во всему миру и нуждаются в издании. Однако, все таки можно привести несколько сфер деятельности, которые вероятно послужили причиной для появления цепи повествования хадисов:

- Усилия, направленные на изучение учений Пророка,

- Усилия государства и правозащитников, направленные на защиту одного из источников права,

- Социальная благосклонность, которую питает общество к тем, кто изучает хадисы Пророка Мухаммада.

- Межконфециональный конфликт, в ходе которого одна сторона пытается поддержать свои взгляды повествованиями от Пророка и устранить повествования другой стороны.

Исторические корни цепи повествования хадисов уходят глубоко в доисламскую арабскую культуру.  Доисламская "неписьменная" культура и неграмотность арабов требовала от них интенсивного использования памяти в своих повседневных и культурных делах. Для немногих грамотных людей заучивание наизусть стихов и генеалогических ветвей племен, семей и известных людей являлость неотделимой частью этой культуры. С приходом Ислама, заучивание наизусть нашло новое применение и арабы начали заучивать Коран и слова Пророка. Позже, после смерти Пророка, когда стало важным знание взаимоотношений между пересказчиками хадисов, они стали заучивать также эти взаимоотношения, которые так напоминали по форме генеалогию племен и семей.

Согласно разным историческим записям , точная дата начала появления цепи повествования хадисов, развивавшейся на протяжении первых двух столетий,  Исламской истории и науки хадис неизвестны. Цепь повествования хадисов укоренилась в процессе усилий мусульман сохранить целостность учений Пророка Мухаммада, когда они уверились, что эти учения опираются на достоверную цепь повествования. Выдумывание хадисов, возникшее из-за политических и конфессиональных соображений или, выражаясь проще, из побуждений к легендам и фантастике, было не в пользу асхабу Пророка Мухаммада, новообращённых и государства. Асхаб пользовался полным доверием Пророка в вопросах защиты его наследства (хадисов) от различных выдумываний. Изучение достоверного учения Пророка было также в пользу новообращённых в Ислам. Кроме того, защита одного из главных источников мусульманского права включала выгоду также и для государства. Эти усилия, в конечном счете, привели к преобразованию повествования от устной культуры к науке хадис, со многими подразделениями и к возникновению цепи повествования хадисов, дошедшей до наших дней через четырнадцать веков, не потеряв свою первоначальную жизненную силу. 

Открытия, сделанные группой ученых, появлялись разрозненно и  внесли важный вклад в развитие социальной структуры повествования. Наряду с такими терминами как особая единица - хадис; особый вид социальных отношений - ривайа (повествование), что означает обмен хадисами; особое опознавательное имя - мухаддис, что значит знаток хадиса; особая цепь - иснад (цепь повествования), что значит проследить информацию до источника или иным выражением поддержать информацию. Мусульмане внедрели специальные критерии  для отличия  различных цепей повествования хадисов. Чтобы обеспечить нормальное функционирование цепи они также поставили формальные правила (усуль хадис - методология хадиса). Эти правила устанавливают как приобщиться к цепи повествования хадисов или быть исключенным от нее, таким образом устанавливают научную деятельность пересказчиков, этические стандарты их поступков, их взаимоотношения (как учитель-ученик) и достоверность хадисов в обращении. Появилось много определений, как хафиз (тот, кто знает наизусть текст Корана), "известный", "сомнительный", "надежный" и "лгун", которые указывали на уровень и структурное положение пересказчиков и вступили в противоречие ради контролирования процесса распространения повествований.

Несмотря на все усилия контролировать этот процесс, выдумывание хадисов продолжилось, возложив на искренних последователей Пророка Мухаммада еще и обязанность тщательно расследовать достоверные повествования. Знатоки хадисов (ал-мухаддисун) больше чем кто-либо еще в обществе, посвятили свои жизни этой обязанности и развили ее до отдельной дисциплины. {mospagebreak title=Методология критики хадиса: усуль хадис}

Методология критики хадиса: усуль хадис

Параллельно процессу сбора хадисов в единые тома появилась новая дисциплина: критика хадиса. Знатоки хадисов начали именовать ее науки хадис (илм аль-хадис), наука терминологии хадисов (илм мусталахил аль-хадис) или методология критики хадиса (усуль аль-хадис). Эта дисциплина развивалась год за годом в течении столетий.

Правила и критерии работы среди первых ученых хадиса были очень детальные; однако некоторые термины использовались в разных значениях у разных ученых, а принципы  начались систематически разрабатываться в различных книгах. Избранными и инновационными работами были Ар-Рисала Шафи (д.с. 204), Введение в Сахих Муслима (д.с. 261) и Джами Тирмизи (д.с. 279). Большинство критериев знатоков хадисов ранней эпохи, как Бухари, были установлены последующими учеными хадисов путем тщательного отбора по принципу  - кто из пересказчиков или которая цепь повествования была одобрена или отклонена со стороны их предшественников.

Примером первых комплексных работ может служить работа Рамехурмузи (д.с. 350). После него основной вклад внесен работой Хакима (д.с. 405) "Марифа илм аль- хадис", которая включает 50 различных классификаций хадисов. Однако, он не упомянул о некоторых пунктах; Абу Ну'айм ал-Исбахани (д.с. 430)дополнил недостающие части его работы. После него идет работа Хатиба Багдади (д.с. 463) "аль-Кифайа фи ильм ар- Ривайа" про этику обучения и изучения хадсов. Можно смело сказать, что ученые хадисов многим обязаны работе Хатиба.

После дополнений кадия (духовный судья) Ийаз аль-Йахшуби (д.с. 544) и Абу Хафс аль-Майанджи (д.с. 580) к теме, работа Османа бин ас-Салаха (д.с. 643) Илм аль- хадис, известная также под названием "Мукаддима Ибн ас-Салах" и написанная во время преподавания автора в заведениях по обучению хадисов во многих городах Сирии, являлась маленькой по размерам, но такой обьемной по уровню обхвата темы, что оставалась настольной книгой для тысяч ученых хадисов и их учеников на протяжении многих столетий.

Здесь приведены некоторые из работ, написанных на основе вышеупомянутой работы Ибн Салаха: Аль-Иршад, которая представляет собой краткое содержание Муккадима, написанной Нaвaви (д.с. 676); позже он обобщил ее в книге Такриб; Суйути (д.с. 911) написал Тадриб ар-Рави, комментарии для Такриба; работа Ибн Кесира (д.с. 774) Ихтисар Илм  ал-хадис; работа Тиби (д.с. 743) аль-Хуласа; книга Аль-Булкини (д.с. 805) Мехасин аль-Истылах; все эти работы были обобщением Мукаддима Ибни Кесира. Ан-Нукат Заркаши (д.с. 794), ат-Такйид вел-Изах Ираки (д.с. 806), ан-Нукат Ибн Хаджара аль-Аскалани (д.с. 852) все они являются комментариями к работе Ибни Салаха. Алфиййетул-Хадис Ираки, новое длинное издание Мукаддимы в стихотворной форме, стало темой для многих комментариев, в первую очередь одного длинного и одного короткого комментария самого автора и таких работ как Фетху-л Мугис ас-Сахави (д.с. 903), Катруд- Дурар Суйути и других.

Критика хадиса контролируется некоторыми принципами. Однако, эти принципы находятся рассеянно в классических трудах. Чтобы помочь современному читателю, я собрал эти принципы в одну систему. Первый критерий, используемый в критике хадиса, связан с числом звеньев до самого источника в цепи повествования: чем меньше звеньев в цепи, тем она надежней. Это можно считать певым правилом в критике цепи повествования. Всем ясно, что каждое дополнение в цепи усиливает вероятность отклонения от правды и понижает уровень достоверности и надежности хадиса. Краткость цепи - относительный критерий и ее можно оределить только сравнив с другими цепями. Когда речь идет о двух цепях, та, что имеет меньшее количество звеньев называется "высокой" (али), другая, которая имеет относительно больше звеньев определяется как "низкая" (назил). Особенно до того времени, пока книги хадис не получили широкого распространения, хадисы сравнивались друг с другом по признаку их размера. Многообещающие студенты путешествовали в отдаленные области, чтобы получить более короткие цепи повествования от престижных учителей. Однако, когда респектабельные тексты добились общего признания, интерес к наименее коротким цепям постепенно утратил важность. Что касается факихов (знатоки исламского права), то они предпочитают более короткие цепи повествования только когда существуют противоречия.

Второй критерий, принятый в критике хадиса - это число цепей, поддерживающих друг друга или параллельные друг другу по вопросу достоверности цепи. Кратко выражаясь, чем больше имеет одна цепь повествования параллельных цепей, тем она более надежней. Это правило вполне можно назвать вторым главным правилом в критике хадиса. С другой стороны, это очевидно, что слушатели будут питать больше доверия к повествованиям с большим количеством параллельных цепей, по сравнению к повествованиям с меньшим количеством параллельных цепей. Факихы отдают преимущество к хадису с большим количеством параллельных цепей, так как она считается более достоверным.

Третий главный критерий, используемый в критике хадиса определяется неперывностью цепи: чем меньше косвенных связей, тем сильнее цепь. Другими словами, чем меньше обрывков в цепи, тем она сильнее или чем больше сохраняется целостность звеньев в цепи, тем она надежней. В косвенных повествованиях первым делом обращаем внимание на возможность проследить цепь непрерывно до ее источника. Каждое звено и каждая связь должны быть подтверждены. Однако, в некоторых случаях, очень трудно установить точную информацию относительно каждого звена или связи. В таком случае, мы должны положиться на то, что более нам подходит. С этой точки зрения, каждая цепь имеет относительную надежность, когда цепь с наименее количеством обрывков является наиболее надежным. Заключительная типология охватывает эти категории: муттасыл - "без обрывков" непрерывная цепь; муаллак -  цепь "под вопросом", которая лишена одного или более звеньев; мункат - "срезанная" цепь, в которой не хватает многих пересказчиков; и мурсал - "отпущенная", в которой нет первого звена, не обозначено имя сахаба.

Четвертый критерий, используемый критиками хадисов можно установить в виде респектабельности пересказчиков в цепи. Таким образом, четвертое правило можно определить следующим образом: чем респектабельнее пересказчики в цепи, тем она заслуживает больше доверия. Этот принцип может быть применен и к нашей ежедневной жизни. Новость, дошедшая до нас через респектабельных и знакомых посредников обычно внушает нам больше доверия. И, наоборот, незнакомые и неизвестные посредники вероятно не внушат нам того доверия и веры. С систематическим применением этого правила появились три типа повествования: маруф - "общеизвестное", в котором все пересказчики цепи повествования очень хорошо известны; шаз - "нерегулярное", в цепи повествования есть несколько неизвестных людей (звеньев); мудаллас - "преднамеренно испорченное", сомнительная цепь повествования, которая вводит в заблуждение производя впечатление, что все пересказчики в цепи являются хорошо известными и надежными.

Пятый критерий связан с типом повествования, отношением или связью между учителем и учеником. Критики хадисов исследуют прочность связи между пересказчиками, чтобы удостовериться в их относительной надежности. Это определяется методом повествования: чем адекватней метод повествования, тем цепь надежней. Учеными хадисов были определены восемь типов повествования, которые показывают, как были установлены отношения между учителем и учеником:

- Сема (слушать) и имла (правописание): устное повествование учителя, где запись производится или нет;

- Кыраат (чтение) и арз (представление): учитель читает повествование, затем ученик пересказывет его обратно учителю;

- Иджазат (позволение): учитель дает ученику разрешение пересказывать его повествования;

- Мунавала (представление): ученик достает книгу учителя;

- Мукатаба(переписка): ученик получает письменные повествования учителя с письмом;

- Илам (оповещение): ученик пересказывает повествование другим без разрешения на то учителя;

- Васиййат (завещание): ученик получает книгу учителя по завещанию;

- Виджад (находить): ученик находит где-то книгу учителя.

Шестой общепринятый принцип критики хадиса сосредоточен на академической компетентности пересказчиков, которая определяется относительной силой их памяти. Таким образом, согласно правилу, чем сильнее память пересказчика, тем надежней цепь. Согласно этому принципу, для достоверности хадиса необходимо, чтобы память всех пересказчиков в цепи была сильной. Поэтому надо, чтобы в пересказчиках не было 5 следующий недостатков: су-и хыфз -  плохая (ненадежная) память, касрат ал-галат - чрезмерные ошибки, вахим - постоянная нерешительность, фартул гафл - сильная рассеянность; мухалафат ал-сикат - противоречие самым надежными лицам. Если один из этих недостатков будет  у пересказчикa, он более не считается надежным.           Седьмой критерий, на котором сосредоточились критики хадисов - это характер и порядочность пересказчика: чем выше нравственность, тем надежней цепь. Это вполне может считаться седьмым главным правилом критики хадисов. Характер пересказчика должен быть далек от этих 5 недостатков: кизб - выдумывание хадисов; иттихам бил-кизб - говорить неправду в повседневной жизни; фыск - нарушать этические и религиозные правила; бид'ат - сбиваться с правильного пути; джaхл - невежественность. Существование этих недостатков у пересказчика недопустимы и приводят к отстранению от профессии.

Применение этих правил породило сложную, многогранную и многофакторную систему оценки. Повествования, одобренные одними отвергались другими. Хадисы, согласно знатокам хадисов, классифицируются следующим образом:

Сахих: достоверный, надежный;

Хасен: хороший, приемлемый;

Даиф: слабый;

Мавду: выдуманный.

Эта классификация не является всеобщей, возможны и более точные, детальные классификации.

Мысли пересказчиков больше сосредоточены на структуре повествования, чем на его содержании. Эта тенденция вызвала критику тех, кто хотел большего сосредоточения на текстах. Общепринято, что важность какой-либо цепи эквивалентна важности ее самого слабого звена. По поводу содержания: обычно имеется в виду, что нестыковка в каком-либо повествовании в случаях, ранее доказанных, является достаточным основанием для его дисквалификации как выдуманное. В случае, если критика содержания не сделана, процесс повествования категорически должен сосредоточиться на пересказчиках и их взаимоотношениях.

Есть несколько полезных результатов классификации повествования, так как исламская вера использует только достоверные во всех отношениях хадисы; мусульманское право обращается к первым двум категориям (сахих и хасен); некоторые юридические школы, история (сира - мораль)и тасаввуф используют также и слабые хадисы. Какой-либо юридический или религиозный термин, будь он определен в разных формах, можно извлечь из достоверного хадиса. Поэтому спокойно можно сказать, что каждая исламская дисциплина (хадис, фыкх, келам, тасаввуф и история) целеобразно своей деятельности развили свою собственную классификацию.        


 

Комментарии

 
Будьте первым, кто напишет комментарий к данной статье..

Будьте с нами Posledniyprorok.info

 

От Редактора

Видео

 

Аудио

Маулид (бахр нур) - Хафиз Кемаль

Азан - Мухаммад Сыддык Миншави

"Teşne Lebler" - Себильджи Хусейн Афанди (марсийа)