Пророк Мухаммад
Сунна - Хадис
 

Аргументы критики хадисов

ImageСлово хадис является отглагольным существительным, имеющим значение "разъяснения, сообщения, того, что рассказано/сообщено, известия, слова". С определенного момента из его широкого смыслового поля выделилось значение, которое стало применяться для обозначения особого рода сообщений и, таким образом, с течением времени оно трансформировалось в специальный термин. Это значение сообщения, связанного с Пророком Мухаммадом. Такие сообщения включают в себя все, что относится к Пророку: его слова, наставления, различные связанные с ним ситуации. В слове хадис превалирует именно такой смысл.

Иногда с целью внесения ясности в тот или иной хадис вместе с ним  используется и слово марфу'. Вместе с этим, после оформления терминологического значения, слово хадис, вне всякого сомнения, продолжало применяться и в своем словарном значении. Поэтому в прежние времена было важно проводить различие между использованием этого слова в словарном или терминологическом знчениях. Мы будем исползовать слово хадис в значении "тема разговора". Что касается критики хадисов, то полем деятельности этой дисциплины является такая проблема, как исследование полной или частичной фабрикации (т.е. выдумывания) хадисов в более поздние времена (т.е. критика их достоверности), а также аксиологическая критика, т.е. оценка религиозной значимости хадисов, решающая вопрос о том, почему тот или иной хадис, сообщающий о реальном высказывании или поступке Пророка Мухаммада, не может служить религиозным источником по тем или иным мотивам.

Критика достоверности хадисов:

Согласно первому тезису этой научной отрасли, хадисы немогут служить историческими источниками по начальному периоду религии. Естественно, что в этом случае они не должны восприниматься в качестве надежного источника теми, кто принимает их как одну из основ религии.

Уже в эпоху посланничества Пророка находились люди, которые следовали такому подходу: Так, имам Шафи'и в книге "Джима'ул-‘ильм" перечисляет имена людей, которые отвергали хадисы вообще, и тех, кто отказывался от так называемых хабар-и хасса, т.е. хадисов,  переданных лишь одним человеком (хабар-и вахид).

Проводя в книге "Та`вил" мысль о том, что некоторые хадисы противоречат Священному Корану, другим хадисам, а также разуму и опыту, Ибн Кутайба приводит доказательства тех, кто отвергал такие хадисы и предлагает свои разъяснения.

Усман ад-Дарими в написанном им опровержении под названием "Бишр аль-Марисийа", ведет речь о ряде ученых, которые опровергали некоторые хадисы, мотивируя это тем, что хадисы не были записаны в  Век благоденствия и во времена Праведных халифов, или что в сборниках хадисов, появившихся позднее, обнаруживаются приписки, сделанные недобросовестными авторами (опровергая такой подход, автор использовал документы и образцы, свидетельствующие о том, что хадисы записывались начиная с Века благоденствия).

В последующие века этот подход был подкреплен новыми аргументами и вновь поставлен на повестку дня.

Западные исламоведы вплоть до конца XIX века верили в достоверность большинства хадисов. Голландский ученый Дози (1820-1889) предполагал, что половина хадисов действительно восходит к Пророку Мухаммаду. Позднее возобладала диаметрально противоположная точка зрения, и стала проводиться мысль о том, что абсолютное большинство хадисов является продуктом времен, наступивших после эпохи Пророка Ислама. Так, И.Гольдциер заявил, что со взглядами Дози трудно согласиться.

Согласно его мнению, преобладающее большинство хадисов является плодом последующих веков. Что касается Гаэтани, то он полностью поддержал Гольдциера. А Д.С. Маргулис вообще заявил, что Пророк Мухаммад не оставил после себя ничего, что выходило бы за рамки Священного Корана, словом, никакой сунны или хадисов.

Броккельман выступил с утверждением, что основаня масса хадисов появилась спустя два века после возникновения Ислама и предостерег, что по этой причине следует воздерживаться от их использования в качестве серьезного обоснования для религии, принесенной Пророком Мухаммадом.

Такой же точки зрения придерживался Фазлур Рахман. Он писал: "По причине того, что Пророческих хадисов было очень мало, в  первые века большая часть хадисов восходила не к нему, а к последующим поколениям. Большинство из хадисов правового и даже этического характера, имеющихся в доступных для нас произведениях, которые действительно относятся ко второму веку, восходят не к хадрату Пророку, а к сахабам, таби'инам и третьему поколению мусульман. Более поздние участники процесса фабрикации хадисов в силу своего стремления придать им достоверный вид, были вынуждены привязать происхождение хадисов к самому что ни на есть естественному их источнику, т.е. к личности самого Пророка".

Некоторые авторы фокусировали свое внимание на определенных темах. Так, Х. Ламменс занимался исследованием того, как в последующие времена фабриковались хадисы о жизни Пророка Мухаммада, а Й. Шахта интересовала фабрикация хадисов правового характера.

На этот раз в утверждении о полной или частичной безосновательности хадисов в качестве самых важных приводились два фактора, а именно: господство традиционной, как мы ее называем, методологии критики хадисов и тезис об обусловленности содержания хадисов социо-культурными событиями, которые происходили в последующие века.

Критика хадисов, принятая в среде специалистов-хадисоведов, занималась исследованием  передававших их равиев и, отчасти, изучением самих переданных сообщений-матн. При исследовании имеющих к этому отношение трудов выявлено преобладание в них вопросов, связанных с иснадом, т.е. исследованием цепочки передатчиков хадисов.  В этом случае налицо два подхода. Первый из них утверждает, что установление необоснованности или вымышленности иснада равнозначно критике или, фактически, опровержению самого хадиса, а второй провозглашает, что для опровержения хадиса недостаточно ограничиваться критикой его иснада.

Утверждение о вымышленности иснадов хадисов представляет собой, прежде всего, форму рассмотрения и анализа так называемых "путешествий с целью поиска хадисов",  -  явления, возникшего еще во времена сахабов и со временем превратившегося в главный способ изучения хадисов, к которому прибегал каждый, кто вплотную занимался этой отраслью знаний. Однако в условиях того времени не было бы никакого смысла странствовать из одного города в другой с целью измышлять иснады или собирать иснады, выдуманные другими. Невозможно согласиться с тем, что все из тысяч людей, предпринимавших такие путешествия, не знали о фабрикации иснадов.

Если говорить о подробностях вопроса о недостаточности критики иснадов (для опровержения хадисов), которая бурно обсуждалась вплоть до наших дней, то здесь уместно указать всего лишь на два момента. Во-первых, это необходимость, обусловливающая наличие в текстах хадисов - матнах, включающих в себя разъяснения по всем вопросам, таких важнейших тем, как особенности иррациональной веры, поклонения и мира неведомого (эта деталь объясняет причину того, почему данной методой хадисоведы пользуются чаще, чем факихи). Во-вторых, реальность показывает, что иснаду любого вызывающего сомнения хадиса в большинстве случаев присущи серьезные проблемы (в таких случаях должно быть понятным, что достаточно  указания на недостатки иснада). Осуществление или неосуществление придирчивой и доскональной критики иснада, по нашему мнению, является действом более важным, нежели, пусть и широкомасштабная, но при этом, формальная критика иснадов. И необходимо также подчеркнуть, что мы отнюдь не утверждаем тезис о достаточности критики иснадов для критики хадисов.

Здесь суть заключается во втором из приведенных выше факторов. Известно, что данный фактор впервые был использован И. Гольдциером. Он настаивал на том, что хадисы недопустимо использовать в качестве документов об истории первых лет Ислама, что в них обнаруживаются следы господствовавших в последующие века идейных шатаний. Он утверждал также, что абсолютное большинство хадисов следует воспринимать как результат религиозного, исторического и социального развития исламской цивилизации в первые два века ее истории. Как видим, ученый пришел к выводу о фабрикации хадисов, отталкиваясь от очевидного  сходства между содержанием хадисов и событиями, имевшими место в последующей истории.

Критика религиозной значимости хадисов:

Известно о существовании в течение первого века истории Ислама, когда были еще живы сподвижники, круга людей, которые не признавали в религии места за хадисами/ сунной. Из ответа, данного досточтимой Аишей, мы понимаем, что таковыми являлись харуриты/хариджиты.  Сообщается о том, что они не признавали сунну и хадисы, которые приводились в качестве предписаний, дополняющих Коран.

Люди, придерживающиеся такх взглядов, существуют и в наше время. Подобно тем,  кто признает только те положения сунны, которые основаны на достоверных хадисах, существуют и те, кто без разбора отвергая всю сунну, признают только Коран. Как показывает опыт, такого рода взгляды наибольшую возможность для своего распространения получили в Индо-Пакистанском регионе.

Некоторые аргументы современной критики хадисов похожи на аргументы, выдвигавшиеся их историческими прототипами. Но предлагается и ряд новых аргументов, из которых внимание привлекают два. Они представляют собой утверждения о том, что, во-первых, хадисы не были записаны в течение Века благоденствия и, во-вторых, хадисы были адресованы к людям, жившим в ту эпоху.


 

Комментарии

 
Будьте первым, кто напишет комментарий к данной статье..

Будьте с нами Posledniyprorok.info

 

От Редактора

Видео

 

Аудио

Маулид (бахр нур) - Хафиз Кемаль

Азан - Мухаммад Сыддык Миншави

"Teşne Lebler" - Себильджи Хусейн Афанди (марсийа)